Назад

Государства-изгои

The Economist

Международная правоохранительная деятельность может носить политический характер

На этой неделе исполнилось четыре года, с тех пор как в тюрьме в результате плохого обращения и побоев умер Сергей Магнитский – бухгалтер, сообщивший властям об обнаруженном им мошенничестве, в результате которого из бюджета России было похищено 230 миллионов долларов. Его клиент – лондонский финансист Билл Браудер – проводил кампанию по наказанию виновных в гибели С. Магнитского в виде отказа во въездных визах и замораживания их счетов на Западе. Но в ответ российские власти пытаются добиться выдачи Б.Браудера России по обвинению в мошенничестве через орган международного полицейского сотрудничества «Интерпол».

Ни одна западная страна не выдаст г-на Браудера Москве. Но опасность ареста препятствует свободе его передвижения. В прошлом месяце ему пришлось отменить поездку в Швецию, где он должен был выступить перед парламентской комиссией, и потребовалось несколько недель лоббирования, чтобы шведская полиция удалила г-на Браудера из своего «чёрного списка». Германия, Франция и Англия также публично проигнорировали запрос России.

«Интерпол» отмечает, что его уставом запрещено «заниматься делами политического, военного, религиозного и расового характера», и правительства не должны использовать «Интерпол» для сведения счетов со своими оппонентами. Тем не менее, возможны злоупотребления уведомлениями «красный угол» по линии «Интерпола», которые выпускаются, когда надо найти и арестовать подозреваемого для выдачи стране – инициатору запроса. Будучи выпущенным, уведомление «красный угол» призывает, хотя и не обязывает, 190 стран задержать названное в нём лицо. В прошлом году было выпущено 8136 таких уведомлений, что на 160% больше, чем в 2008 году. «Интерпол» настоятельно указывает на то, что он не судебный орган и «запросами», касающимися необоснованных заявлений, «должны заниматься соответствующие органы стран-заявителей».

Но дело г-на Браудера – лишь одно из многих дел, вызывающих разногласия. Три года назад Алжир выпустил уведомление «красный угол» в отношении канадского фермера Хэнка Теппера в связи со скандалом, касавшимся экспортной документации по картофелю. Он провёл год в ливанской тюрьме, был отпущен на свободу в марте и теперь собирается судиться с канадскими властями из-за того, что они не защитили его прав. «Интерполу» потребовалось полтора года, чтобы согласиться с тем, что уведомление «красный угол», выпущенное в отношении венесуэльской журналистки Патрисии Полео, известной своими журналистскими расследованиями, правительством её страны, было политически мотивированным. Индонезия преследовала Бенни Венду, лидера племён Западного Папуа, который был вынужден бежать в Англию. Белоруссия устроила охоту на оппозиционного лидера Алеся Михалевича, скрывшегося в Польше.

Похоже, что особую любовь к этой тактике проявляет Россия. Её мишенью становились политические беженцы, такие, как эколог Пётр Силаев и студентка-активистка Анастасия Рыбаченко, застрявшая без денег в Эстонии. Последняя заявляет, что «Интерпол» используется для «подрыва демократии». Во время недавних выборов в Эстонии Россия также повторно выпустила уведомление «красный угол» в отношении Ээрика-Нийлеса Кросса – политика и бывшего руководителя шпионской сети, который давно является жупелом для Кремля.

Организация Fair Trials International, проводящая кампании за справедливый суд, хочет добиться того, чтобы «Интерпол» обладал большими полномочиями по проверке «неточных, неполных или неправомочных» запросов на арест до их направления в органы полиции по всему миру. Хотя все уведомления «красный угол» направляются в правоохранительные органы, менее половины из них становятся после этого известными общественности. Это затрудняет их своевременное оспаривание или подготовку защиты в случае неожиданного ареста в зарубежном аэропорту. Организация Fair Trials также хочет, чтобы кассации рассматривались не Комиссией по контролю за файлами «Интерпола», а независимым органом, поскольку у Комиссии, как считает организация Fair Trials, всё чересчур засекречено.

Председатель Комиссии Билли Хокс заявляет, что её решения по всем делам являются лишь рекомендациями для Генерального секретариата «Интерпола». Он признаёт, что отдельные стороны деятельности Комиссии могут быть названы «неудовлетворительными», но замечает, что если уведомление «красный угол» выпущено в отношении невиновного человека, то для него лучше, если это будет сделано без разглашения на весь интернет.

Член парламента Великобритании Доминик Рааб обеспокоен тем, что дипломатическая целесообразность ставит под угрозу права граждан. Министр внутренних дел Эстонии Кен-Марти Вахер осуждает запросы «сомнительного характера», поступающие в «Интерпол», и указывает, что Россия не приняла ни одного предложения его страны о содействии в расследованиях, касающихся г-на Кросса. Английский юрист Марк Стивенс говорит, что против злоупотреблений протестует так мало стран потому, что никому не хочется выглядеть защитником преступников. Сегодня, говорит он, выступление против уведомлений «красный угол» подобно игре в «морской бой»: защита «стреляет» вслепую, не зная ни размера, ни местоположения цели.