Назад

Кто сорвет банк?

В ЦБ России скоро будет новый начальник. Сергей Игнатьев, отработав три срока (больше нельзя по закону), уходит. Уходит, не оставляя о себе никаких ярких воспоминаний, что уже не плохо. Ведь мог остаться в истории отцом какого-нибудь дефолта или банковского краха. Предпосылки в 2005 и 2009 годах были. Но кое-как выгребли.

По моим личным наблюдениям, это глубоко порядочный и интеллигентный человек, экономист-теоретик очень высокого уровня. Достаточно ли такого набора качеств для председателя ЦБ России в 21-м веке? Представляется, что нет.

Если посмотреть назад в начало 90-х годов, мы вспомним, что на месте системы 4-5 крупных, хотя и крайне совковых банков, возникло более 2 000 непонятных организаций с лицензиями на банковскую деятельность. Разгул и разбой от их творчества стоял невиданный. Банкирами стали агрономы, врачи, режиссеры и даже простые домохозяйки. Некоторым, правда, удалось создать вполне респектабельные по тогдашним меркам учреждения. Хотя в 1998 году их разменяли на пропавший впоследствии транш кредита МВФ, отозвав лицензии у 6 системообразующих банков. При этом спустя 10 лет основной донор МВФ, США, сделали прямо противоположное, выкупив свои системообразующие банки и страховые компании за счет налогоплательщиков. Но одно дело – давать вычитанные в учебниках советы и ставить их выполнение в зависимость от предоставления очередной части кредита, и совсем другое – выпустить на улицы американских городов миллионы потерявших сбережения граждан страны, где оружие практически свободно продается любому совершеннолетнему.

Банковская реформа стала частью программы реформ Б. Ельцина. Хотя их почему-то называют реформами Гайдара. Но, думаю, они названы его именем потому, что их результаты вызывали и до сих пор вызывают дрожь у подопытных граждан. Были бы они успешными и социально переносимыми, носили бы имя первого президента страны. Общая характеристика проведенных этими товарищами изменений сводится к тотальному обнищанию большинства населения, развалу экономики, отбросившему Россию на один уровень с теми государствами, которые в советские времена называли странами третьего мира и которым мы активно и не жалея денег помогали в строительстве светлого социалистического будущего.

Эта характеристика применима и к состоянию дел в банковской системе начала 90-х годов. А раздробление системы Госбанков на микроны привело к тому, что субъекты экономики лишились основного средства развития – банковского кредита в объемах, сопоставимых с размером экономики. Этот факт является одной из основных ошибок либеральных реформ в финансовом секторе экономики. Спустя 20 лет мы наблюдаем процесс концентрации банковского капитала, который, к моему глубокому сожалению, но не удивлению, идет на пользу все тем же государственным банкам. Правда, по своей эфективности и общеэкономической пользе нынешние госбанки даже проигрывают своим предшественникам.

И вот надзор за всем этим беспокойным хозяйством перешел к вновь испеченному Центробанку РФ. После карикатурных председателей в лице Зверева и Матюхина на какое-то время главный банк страны обрел достойного руководителя в лице В. Геращенко. Но самостоятельный и язвительный профессионал не был по вкусу царю Борису, и его убрали, воспользовавшись однодневным падением курса рубля на бирже. Правда и в том, что на следующий день рубль падение отыграл. Так что, возможно, черный вторник случился не случайно. Т. Парамонова не смогла обаять депутатов Госдумы, утверждающих кандидатуру председателя ЦБ, и, как теперь их принято называть, клан системных либералов взял главный банк страны под свой контроль, уступив его в 1998 году на 2 года тому же Геращенко, которого попросили расчистить наследие либерального курса правительства младореформаторов.

На мой взгляд, сегодняшние правители страны плохо понимают значение и возможности института, сочетающего в себе эмиссионную и надзорную функцию. Иначе как объяснить, что все стратегические отрасли, компании и монополии уже давно находятся под контролем людей в погонах и с лампасами, или, как минимум, ленинградской пропиской, а в Центральном банке страны по-прежнему молятся на стерилизацию денежной массы и инфляционное таргетирование люди, не совсем вписывающиеся в нынешнюю кадровую политику Кремля.

Во многом это заслуга лично А. Кудрина, который, будучи «личным другом В. Путина», на протяжении десяти лет концентрировал в своих руках управление госфинансами, Центробанком, АСВ, алмазодобычей и одним из самых «эффективных» госбанков на три буквы. В такой концентрации не было бы ничего страшного, если бы она шла на пользу государству. Главным критерием такой эффективности может быть только один показатель – повышение реальных доходов населения и борьба с бедностью. Если отвлечься от официальных показателей прожиточного минимума (5,7 тысяч рублей / месяц в 2010 году), которые нужны только для красивой внутристрановой статистики, то можно увидеть, что 50% населения до сих пор зарабатывает ниже реального минимума (условно – 15 тысяч рублей / месяц). В действительности страна сделала рывок по увеличению разрыва между наиболее богатыми и бедными слоями (даже по ангажированной статистике Росстата коэффициент Джини вырос на 6%, а 10% наиболее богатых стали еще в 1,2 раза богаче, чем 10% наименее обеспеченных граждан). Что касается эффективности госрасходов, за которую так боролись все эти годы все обитатели Кремля и Белого дома, то лучше всего она может быть проиллюстрирована на примере госинвестиций в банк ВТБ. За последние годы государство вложило в капитал этой группы примерно один триллион рублей. За 2006 – 2010 годы ВТБ заплатил в виде дивидендов своим акционерам 27,5 млрд рублей. Таким образом, дивидендная доходность составила 0,55% годовых, что, очевидно, на порядки меньше инфляции. Для сравнения, сегодня за один триллион рублей можно купить контрольный пакет как минимум двух европейских банков из первой десятки.

Таким образом, занимающийся невнятным денежным регулированием и борьбой с инфляцией Центробанк стараниями системных либералов фактически ушел из поля зрения как общественности, так и внутриэлитных кланов, борющихся за ресурсы и сферы влияния. Теперь это их (системных либералов) последний плацдарм и территория влияния. Чтобы стать непривлекательным для внутриклановых разборок, ЦБ был лишен и никогда не заикался о своей роли в возможной модернизации страны (не надо путать с модернизацией юриста Д. Медведева). А все потуги на лоне борьбы за низкую инфляцию оборачивались на деле пшиком, так как практически все незашоренные эксперты признают, что основная причина инфляции в стране носит не монетарный характер, а обусловлена высокой степенью монополизации экономики, избыточным присутствием государства в ней, а также «коррупционным налогом на бизнес», измеряемым триллионами рублей ежегодно.

А ведь потенциальные возможности ЦБ в модернизации страны практически безграничны – эмиссионный центр как никак. Кризисные явления в Европе и США дают нам наглядные уроки, как и какими мерами Центробанки участвуют в разруливании кредитного сжатия и стимулировании спроса. И все это без криков о невозможности расширения денежного предложения, макроэкономической стабильности и прочей лирики. Потому что неприятие таких мер означает крах и кризис планетарного масштаба. При этом США преуспели больше других и первыми начали подавать признаки оживления роста экономики. Возможно потому, что американские законы прямо предусматривают ответственность ФРС за состояние экономики государства. У нас же ЦБ в мягкой форме отвечает за стабильность национальной валюты. Но кому нужен твердый рубль в умершей экономике? Поэтому не мешало бы народным избранникам обратить свой взор на эту прореху в законе о ЦБ, вместо того чтобы лезть на рожон и оставаться в истории под кличкой «Госдура».

Удивительно, но факт: ЦБ не несет ответственности и за состояние банковской системы, за которой он надзирает. Надзорный блок этого ведомства насчитывает порядка 4,2 тысяч человек. А ответственности нет. Тогда зачем они нужны? Взять хотя бы знакомый мне не понаслышке Банк Москвы. ЦБ надзирал за нами 15 лет, присылал по несколько раз в год проверки, с 2008 года аж наблюдатедей приставил, а толку что. На 16-й год пришли «эффективные менеджеры» и нашли в одночасье черную дыру размером с их мечту о безбедной старости и пенсионном фонде для молодого человека (см. «Ведомости» от 21.11.2011, «У Юсуфова был мандат от Медведева»). А ЦБ в стороне. То ли тогда просмотрели, то ли с ВТБ ссориться не хотят, и верят всему, что рейдеры им пишут. Хороший кредит объявили плохим, деньги вернулись, так мы их не замечаем – это прежние акционеры и менеджеры имитируют таким образом возврат кредитов, а на самом деле ситуация день за днем хуже становится. Глядишь, через год-другой еще денег попросят. Так что помочь людям надо, а не то как грохнется уже Вечно Тонущий Банк. Вот и главный надзиратель из ЦБ в ВТБ перешел независимым директором. Чудны дела Твои. А вот если бы несли центробанковские надзиратели ответственность, так они бы сейчас либо вывели ВТБ на чистую воду, что те безосновательно госпомощь запросили и ввели руководство страны в заблуждение, либо вместе с нами общались бы со следователями на предмет, куда смотрели. Думаю, картинка бы была не такой радужной для эффективных банкиров.

По сообщению агентства Блумберг, три главных кандитата на роль нового руководителя ЦБ – господа Кудрин, Улюкаев и Задорнов. Все трое – яркие представители того крыла в финансовом блоке страны 1997-2013 годов, которое явно удовлетворено текущим состоянием дел и положением ЦБ внутри государственных органов управления. Поэтому разницы от того, кто из этих трех джентельменов возглавит ЦБ, я не вижу. В багаже каждого из них немало историй, которые могли бы лечь в основу увлекательных романов о пропаже больших денег. Господина Кудрина было бы очень интересно спросить о его роли в процветании системы незаконного возврата НДС в бытность министром финансов, выделении сотен миллиардов рублей на спасение в 2008 году несистемообразующих банков «КИТ-финанс», «Связь-банк» и «Глобэкс», участие госкомпании «Алроса» в непрофильных инвестициях и закупки Гохраном продукции «Алросы» за счет госбюджета для спасения последней от дефолта. Отдельной темой мог бы стать вопрос, как и зачем такой либерал допустил фактическое огосударствление банковского сектора. Если назначат господина Задорнова, то не иначе как дефолт на носу. Он уже был министром финансов в 1998 году и знает, что и как делать. А пребывание в последние годы в системе ВТБ наверняка стало школой практической «эффективности». Других менеджеров там просто нет.

Как ни крути, для простых граждан и бизнеса, включая негосударственный банковский, ничего не изменится. Разве что банковский кредит будет по-прежнему дорог, и госбанки еще чуть жирнее станут. Хотя не исключено, что либералов смогут потеснить в ЦБ ставленники других элитных групп в окружении действующего президента. Борьба за перераспределеие и контроль над сокращающимися ресурсами сулит сюрпризы.

Для страны же уменьшаются надежды на лучшее, и без того не очень радужные. Потому что ЦБ требуется вдумчивая реформа и превращение в Главный банк РФ, практикующий экономический рост и процветание и функционирующий на основе главного принципа сегодняшних экономических реалий – прагматизма.