Назад

Заявление Андрея Бородина

Арбитражный суд Москвы назначил на 4 сентября основное слушание по иску о признании недействительной сделки по внесению пакета акций Банка Москвы, принадлежащего Правительству Москвы, в уставный капитал Центральной топливной компании с последующей продажей их ВТБ. Истец, некий господин Девяткин, требует отменить эту сделку и все ее правовые последствия.

С самого начала было очевидно, что такая юридическая конструкция является притворной, призванной лишь скрыть реальную сущность сделки. Продажа принадлежащего Правительству Москвы пакета акций Банка Москвы может происходить лишь в рамках законодательства о приватизации, со всеми ограничениями, которое оно накладывает. Продажа должна осуществляться на открытом аукционе, а покупателем не может быть компания с госучастием. Однако при соблюдении закона передать городской пакет акций Банка Москвы произвольно выбранному ВТБ за произвольно выбранную цену невозможно.

Собственно, представители Правительства Москвы никогда не скрывали, что продажа акций Банка Москвы через внесение в уставный капитал ЦТК была лишь способом обойти требования закона. Не вызывает сомнений, что свободный от административного давления суд признал бы сделку притворной, а ее последствия – недействительными. Это не досужие размышления, арбитражная практика в России имеет прецеденты по таким делам. Но на независимость выносящего решение суда у меня надежды нет.

Причем, как показывают события последнего времени, речь идет не только об индивидуальной предвзятости судебных и правоохранительных органов в отношении фигурантов дел вокруг Банка Москвы, а об очевидной тенденции к асболютному судебному произволу в России. Это видно и на примере волны политических процессов, проходящих в исключительно жесткой форме и имеющих предопределенный печальный финал для их участников, и на примере свежих экономических дел. Длительные тюремные сроки за мелкое хулиганство и недоказанные правонарушения вкупе со стомиллиардными штрафами за виртуальную упущенную прибыль – это нынешний этап развития российской «судебной системы».

Я полностью согласен с аргументами и позицией истца, г-на Девяткина, и готов организовать ему необходимую юридическую поддержку. Более того, я готов предоставить адвокатов для оказания консультационной помощи тем, кто сочтет необходимым присоединиться к иску. Сам я в этом процессе участвовать пока не планирую. По опыту других разбирательств, ведущихся против меня в России, подобные дела характеризуются высшей степенью правового нигилизма и ангажированности.