Назад

Заявление Андрея Бородина

В феврале 2012 года едва не случилась локальная катастрофа в г. Сегежа Республики Карелия. Напомню, что тогда, во время зимних холодов, была приостановлена работа Сегежского ЦБК. Помимо того, что предприятие является градообразующим и предоставляет работу более чем двум тысячам жителей города, в собственности ЦБК находится котельная, отапливающая тридцатитысячную Сегежу. Длительной остановки предприятия и котельной не произошлло только благодаря экстренным действиям, предпринятым администрацией Республики совместно с руководством группы ВТБ (основным кредитором предприятия).

Правда, необходимо отметить, что до критической точки предприятие довели те же субъекты. Но об этом я уже говорил.

Сегодня, по прошествии полугода, необходимо вновь поднять тему работы группы ВТБ с предприятиями холдинга «Инвестлеспром». Я считаю важным сделать это именно сейчас, чтобы ситуация, аналогичная той, что чуть не произошла в Сегеже, не повторилась в ближайшие месяцы.

Банк Москвы на протяжении многих лет финансировал развитие лесопромышленного комплекса России, совместно с холдингом «Инвестлеспром» осуществлял модернизацию линий и инвестировал в развитие как отдельных кластеров лесной промышленности, так и в создание производств полного цикла (проект «Белый медведь»). С приходом в Банк Москвы новых собственников в лице группы ВТБ финансовое партнерство с холдингом «Инвестлеспром» прекратилось. Причем новыми «менеджерами» Банка Москвы был избран способ прекращения партнерства, максимально невыгодный обеим сторонам: было полностью свернуто финансирование долгосрочных инвестиционных проектов, а также отозваны кредитные ресурсы на финансирование оборотного капитала. В результате предприятия лишились потенциала своевременно исполнять обязательства перед банком, а банк, соответственно, подписался на значительные резервы и, возможно, убытки.

У меня нет сомнений относительно причин этого шага со стороны группы ВТБ. Их задача – создать как можно больше проблем в кредитном портфеле Банка Москвы, чтобы продолжать обвинять бывших руководителей и оправдывать привлечение колоссальной государственной помощи на «санацию».

Однако более важным я считаю другое. Банки ВТБ и Банк Москвы – государственные организации, задачей которых является не только получение прибыли, но и активное участие в социально-экономическом развитии государства. И уж никак не уничтожение предприятий реального сектора экономики России из-за персональной вендетты. Продолжение группой ВТБ текущей безответственной политики в отношении холдинга «Инвестлеспром» приведет к неминуемому банкротству предприятий группы с потерей десятков тысяч рабочих мест. На месте безубыточных и потенциально высокорентабельных предприятий и проектов очень скоро не останется ничего. Когда ВТБ заявляет о своей социальной ответственности, у меня постоянно возникает вопрос: как в эту картину укладывается ситуация с холдингом «Инвестлеспром»? Что «социально ответственная» группа ВТБ предложит десяткам тысяч людей, лишившихся работы?

Конечно, меня можно обвинить в предвзятости. Однако это никак не изменит результата текущей политики группы ВТБ в отношении «Инвестлеспрома». В конечном счете, можно же найти какие-то альтернативные варианты работы с заёмщиками. Например, конвертировать долги холдинга перед Банком Москвы в участие в акционерном капитале. Это решение — выгодное для всех сторон. Более того, оно является распространенным в мировой практике способом урегулирования текущих конъюнктурных трудностей заёмщика. А главное, таким образом будут сохранены предприятия, дающие людям работу и налоговые отчисления в моногородах, где альтернативных источников трудоустройства и бюджетных поступлений просто нет. Да и банк рано или поздно вернет свои деньги.