Назад

Заявление Андрея Бородина

Лондон, 23 мая 2012 года

Я уже неоднократно отмечал, что организаторы захвата Банка Москвы и политического преследования в отношении меня регулярно предпринимают попытки манипуляций правоохранительными системами правовых государств. Иногда это происходит посредством обмана и предоставления несоответствующей действительности информации, а иногда – и прямо преступным путем.

Не так давно эстонская пресса опубликовала информацию о громком коррупционном скандале. Высокопоставленный сотрудник эстонской секретной полиции Индрек Подер, пользуясь своим положением и доступом к информации, за вознаграждение оказывал незаконные услуги по освобождению от уголовной ответственности, выдаче эстонских паспортов, предоставлению конфиденциальной информации и т.п.

По информации эстонской прессы, видное место в числе таких «клиентов» занимает вице-президент Банка Москвы, курирующий правовые (!) вопросы, Удальцова Татьяна Викторовна. Что же могло связывать главного юриста Банка Москвы с коррумпированным эстонским спецагентом? Как считают эстонские СМИ, г-жа Удальцова рассчитывала при помощи Подера сфабриковать компромат на бывшее руководство Банка Москвы и организовать незаконное уголовное преследование в Эстонии. В публикации сказано, что с этой целью г-жа Удальцова провела несколько встреч с Подером и криминальным посредником Олегом Смоли и организовала передачу Подеру крупной взятки в размере более ста тысяч евро. По мнению журналистов, за эти деньги Подер обещал найти несуществующий криминал в сделке по продаже Эстонского кредитного банка, ранее принадлежавшего Банку Москвы.

Как и положено в цивилизованном обществе, афера закончилась так, как и должна была – Индрек Подер и Олег Смоли осуждены за многочисленные преступления. Вместе с тем, на свободе пока остаются некоторые из тех, кто воспользовался возможностью подкупа государственных служащих стран Евросоюза в своих корыстных и/или противоправных интересах. Как известно, дача взятки – это такое же уголовно наказуемое преступление, как и ее получение. В связи с этим, я оставляю за собой право обратиться в правоохранительные органы стран Евросоюза, на территории которых г-жа Удальцова предположительно встречалась со своими осужденными подельниками (помимо Эстонии речь может идти о Франции и Великобритании), за защитой от противоправного преследования и наказания виновных.

Одновременно, не могу не отметить уровень правового нигилизма, до которого дошла новая команда Банка Москвы в попытках во что бы то ни стало сфабриковать дела и очернить бывших сотрудников и акционеров банка, не гнушаясь даже откровенно уголовными методами. Данный пример — не единственное, но очень яркое подтверждение этого тезиса.