Назад

Торжество научных изысканий диссертанта

«Эхо Москвы», 19 января 2012
Владимир Краснов, адвокат

16 января 2012 года Газета.ру опубликовала обстоятельный материал эксперта Центра экономических и политических исследований (ЭПИцентр) А.Михайлова под заголовком «Путинская национализация России». Автор пишет: «…именно процессы национализации и усиления госсектора характерны для путинской экономической политики нулевых годов. Под национализацией я понимаю фактическое приобретение государством или госкомпаниями активов у частных владельцев. Национализация идет по одному принципу: унести все, что смогу поднять». Указывает он и основные методы национализации, среди которых — давление правоохранительных органов — возбуждение уголовного дела, арест руководителей (дело ОРТ, «Медиамоста», ЮКОСа, Связьбанка, Банка Москвы…) и мутные схемы – «есть основания считать», пишет А.Михайлов, что «у неких посредников (поглощения Банка Москвы) могло осесть несколько миллиардов долларов разницы между ценой выкупа акций у Андрея Бородина и ценой окончательного приобретения их ВТБ. А кто эти посредники? Бородин назвал очень четко – «в интересах Дмитрия Медведева». (Мое особое внимание к национализации Банка Москвы – вполне понятно, т.к. я защищаю Андрея Бородина по политически мотивированному уголовному делу, сфабрикованному именно в этих целях).

Вывод автора сводится к следующему: «Национализация нулевых годов — откровенная экономическая ошибка власти, если оценивать, исходя из задач, стоящих перед страной. Почему же она происходила? Потому что, с точки зрения чиновника, формально это повышает «управляемость» экономики (что чисто «совковый» пережиток), и реально создает массу новых возможностей для реорганизации финансовых потоков в пользу тех, кто в доме главный.

Засилье госсобственности в экономике и непрозрачность госкорпораций — это самая благоприятная среда для коррупции и воровства чиновников (включая сюда и чиновников госкорпораций)».

Разделяя оценки эксперта, считаю необходимым их уточнить.

Путинскую национализацию с точки зрения национальных интересов, конечно же, следует признать ошибкой. Однако, выражаясь в терминах уголовного права, это – деяние, совершенное с прямым умыслом. Более того, оно — «научно обосновано».

Согласно официальной биографии, Владимир Путин стал кандидатом экономических наук (к.э.н.), защитив диссертацию в горном институте Санкт-Петербурга в 1997 году. Тема диссертации: «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений».

В этом незаслуженно оставленном без внимания экспертом А.Михайловым научном изыскании диссертант делает следующие выводы.

«Без поддержки государства и создания крупных финансово-промышленных корпораций… невозможно на равных конкурировать с транснациональными корпорациями Запада».

«Независимо от того, в чьей собственности находятся природные, в частности минеральные, ресурсы, государство вправе регулировать процесс их освоения и использования, действуя в интересах общества в целом и отдельных собственников, интересы которых вступают в противоречия друг с другом и которым для достижения компромисса необходима помощь государственных органов власти».

«В начале рыночных реформ в России на некоторое время государство выпустило из рук стратегическое управление природно-ресурсным комплексом. Это обернулось застоем национального природно-ресурсного потенциала…рядом других негативных последствий. Но сейчас рыночная эйфория первых лет экономических реформ постепенно уступает место более взвешенному подходу, допускающему возможность и признающему необходимость регулирующего воздействия государства на хозяйственные процессы в целом …».

Одним из важных обстоятельств, влияющих на успех диссертанта, является внедрение на практике выводов его научных изысканий. Во всяком случае, так было, когда «защищался» я. К счастью, большинство выводов соискателей (ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан) не приводят к разрушительным последствиям.

Так бы было и с очередным к.э.н. Но судьба (ФИО, которой хорошо известно) распорядилась иначе. За 12 лет руководства Россией В.Путин не только, как следует из анализа эксперта, реализовал свои представления, но и создал целую «научную школу» верных последователей, которые в уголовном кодексе называются соучастниками или, проще, — подельниками.

Справедливости ради, надо отметить, что собственно в диссертации о методах (давление правоохранительных органов, мутные схемы), которые точно подметил А.Михайлов, нет ни слова. Но, принимая во внимание профессиональный анамнез диссертанта и его ближайшего окружения, является очевидным, что такие методы вполне соответствуют их ментальности. То, что при этом ломаются тысячи судеб – «приемлемые издержки» обеспечения интересов сохранения власти: лес рубят, щепки летят. Только в данном случае идеологические мотивы заменены коррупционными.

Продолжающееся уголовное преследование А.Бородина полностью укладывается в эту схему. На днях Следственный департамент МВД России в очередной раз в нарушение всех конституционных гарантий соблюдения прав человека и гражданина сообщил о новых обвинениях. При этом, ни о каких официальных и предусмотренных законом для этого следственных действиях и процессуальных решениях защите не известно. Публично, но голословно заявлено, что анализ неких сделок с акциями ЗАО «Инвестлеспром» якобы «позволяет говорить о наличии в действиях бывшего президента ОАО «Банк Москвы» Андрея Бородина…признаков преступления, предусмотренного ч.2 ст.201 УК РФ», а также, что акции упомянутой компании приобретены А.Ф.Бородиным якобы «в результате совершения преступления». Официальные публичные утверждения следственных органов о наличии в действиях лица признаков конкретного уголовного преступления могут основываться только на соответствующем процессуальном решении – постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, а о факте совершения уголовного преступления, т.е. виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного уголовным Кодексом, – исключительно на вступившем в законную силу приговоре суда.

А.Бородину обвинение по ч.2 ст.201 УК РФ в связи со сделками с акциями ЗАО «Инвестлеспром» не предъявлялось, тем более в отношении него не существует приговора суда, установившего факт совершения им какого-либо преступления.

Симптоматично, что информация о новом обвинении появилась ровно на следующий день после того, как обвинение в мошенничестве при выдаче кредита компании «Премьер-Эстейт» было фактически дезавуировано. Обратившись в арбитражный суд с иском о понуждении к выполнению условий кредитного договора и согласившись обсуждать мировое соглашение, Банк Москвы – якобы потерпевший по уголовному делу, признал, что выдача кредита являлась правомерной гражданско-правовой сделкой, а не мошенничеством.

По сообщениям СМИ, Тверской суд г. Москвы удовлетворил ходатайство следствия об аресте части акций ЗАО «Инвестлеспром», наложив запрет на пользование ими. Учитывая, что эта компания — один из крупнейших холдингов в весьма доходной отрасли экономики, трудно отделаться от вопроса: не является ли такой шаг следствия, помимо собственно попытки «подстраховать» разваливающееся дело в связи с кредитной историей, «спецмероприятием» по блокированию участия ряда акционеров в предстоящем годовом собрании со всеми вытекающими последствиями? Такая версия вполне вписывалась бы в методы «путинской национализации».

Очевидно, что описанное является неприемлемой ценой для достижения торжества изысканий диссертанта.