Назад

«Сладкой жизни» пришел конец

Кризису в Европе принесена самая крупная — на сегодняшний день — жертва: премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. Выступая утром 9-го ноября, занимающий преимущественно символическую должность президента страны Джорджо Наполитано объявил, что Берлускони оставит свой пост «в ближайшие несколько дней». Пережив бесконечные судебные иски, обвинения в коррупции, репортажи в желтой прессе о связях с юными девушками, глава правительства Италии наконец стал жертвой потери поддержки в собственной многопартийной коалиции и серьезных экономических трудностей, переживаемых страной. 

Учитывая, что это третье по счету пребывание Берлускони на посту премьер-министра, его уход с политической сцены, возможно, не окончателен. Однако четвертый срок на этом посту представляется маловероятным, если учитывать возраст Берлускони и масштаб личных, политических и юридических проблем. После того как доходность по государственным облигациям превысила 7%-ый барьер, в самом центре итальянской политики что-то должно было измениться, чтобы восстановить доверие рынка. Доходность по облигациям продолжала расти даже и после объявления о запланированной отставке, из чего следует, что потребуются дополнительные аргументы, чтобы убедить инвесторов в способности Италии навести порядок в собственном доме. 

Наполитано пообещал, что требуемые Парижем и Берлином фискальные и структурные реформы будут утверждены в максимально короткие сроки. Гарантировать это будет трудно, поскольку новый кабинет должен быть сформирован либо сейчас, либо после выборов. В любом случае, целый ряд различных партий, у каждой из которых собственные приоритеты, должны оперативно сплотиться вокруг повестки дня реформы. Если этого удастся достичь, тогда Брюссель потребует провести глубокие сокращения, которые приведут к росту безработицы и поставят под угрозу стабильность и без того глубоко разобщенной страны. Альтернатива, впрочем, еще более пугающая: национальный долг в сумме €1,9 триллиона, или 118% ВВП, вкупе с непомерно высокими процентными ставками, грозит стране и большинству ее обитателей экономическим крахом.

Однако в течение последних двух десятилетий национальный долг превышал ВВП, но правительству в течение этого времени в основном удавалось сводить бюджет. Оно заимствовало средства лишь для обслуживания долгов, накопившихся за годы бума, однако если кредиты перестанут поступать, экономика столкнется с большими трудностями. Во многих отношениях Италия сегодня расплачивается за свои прошлые, а не сегодняшние, экономические результаты. После бума 50-х и 60-х годов рост экономики резко замедлился и с 1996 года в среднем составлял лишь 0,75% в год. В числе главных причин — слабая регулятивная среда, защищающая интересы закрепившего позиции бизнеса за счет новых предпринимателей.

Не раз утверждали, что Италия процветала в экономическом отношении, несмотря на хрупкость своей политической системы. Сменявшие друг друга, но при этом неизменно слабые центральные правительства, обладали меньшим влиянием, чем правительства в других регионах Европы, что позволяло частному предпринимательству процветать. И все же в данном случае подразумеваемая либертарианская формула Италии не даст необходимого ответа. Продолжение нестабильности будет сдерживать инвесторов, вести к снижению государственных доходов, росту национального долга. Налицо — неотложная потребность в сильном правительстве.