Блог Владимира Краснова, адвоката Андрея Бородина, на сайте Эхо Москвы: Все тайное становится явным

Блог Владимира Краснова, адвоката Андрея Бородина, на сайте Эхо Москвы

Те, кто следит за ситуацией вокруг Банка Москвы, уверен, помнят, как нагнетались страсти, сколько было так называемых «разоблачений» якобы «преступной деятельности бывшего руководства банка». Девятый вал этой спецоперации выбил из федерального бюджета 295 млрд. руб., смел зампреда Центробанка, ответственного за банковский надзор, лишил Правительство Москвы  и собственного банка, и денег от его продажи. Обеспечен и запланированный результат, он же метод достижения поставленной задачи, — раскручивается уголовное преследование А.Бородина и его соратников. Если у кого-то еще были сомнения, им в очередной раз показали, что бизнес в современной России в первую очередь зависит не от коньюнктуры рынка, или твоих способностей, а от предпочтений власти.

Но банк – штука, живущая по своим, достаточно жестким и прозрачным правилам. Рано или поздно, все, что в нем происходит, находит отражение в его отчетности.

Так произошло и с Банком Москвы. На смену четко спланированной истерике пришло время раскрытия информации о действительном положении дел. А это – как результат судебно-медицинской экспертизы: либо – жив, либо — нет. Продолжайте читать

Заявление Владимира Краснова, адвоката Андрея Бородина

12 октября 2011 г. в СМИ появилась информация о том, что Тверской суд г. Москвы определением от 11 октября с.г. отказал в принятии искового заявления, поданного мною 4 октября с.г. в защиту чести, достоинства и деловой репутации Андрея Бородина. Со ссылкой на пресс-секретаря суда сообщалось, что «в своем обращении Бородин обжалует действия следствия, для чего законом предусмотрен другой порядок. Суд пояснил, что заявитель может обратиться с жалобой на действия следствия в порядке статьи 125 УПК».

Поводом и основанием для обращения в суд стало информационное сообщение, размещенное на официальном сайте МВД России 29 сентября с.г., о том, что в этот день А.Бородину было якобы предъявлено новое обвинение. В иске обосновывалось, что 29 сентября такой факт не имел места и, следовательно, эта информация не соответствовала действительности. Таким образом, обжаловались не какие-то действия следователя или содержание какого-либо процессуального документа, а недостоверность сведений о самом факте проведения подобного следственного действия, что, как очевидно, далеко не одно и то же. Поданный иск полностью соответствует требованиям закона. Защита располагает доказательствами того, что предъявление нового обвинения и не предполагалось проводить 29 сентября. Как выяснилось уже после подачи иска, данное следственное действие было назначено на более позднюю дату, о чем, кстати, я своевременно уведомлен не был. Продолжайте читать