Назад

Наконец-то решение или последнее из возможных решений?

27-го октября европейские лидеры представили наконец пакет мер для борьбы с долговым кризисом в Еврозоне. Поддержка Европейскому механизму финансовой стабильности (EFSF) будет увеличена с €440 млрд. до €1 триллиона, а частным держателям суверенного долга Греции предложат 50% их вложенных во внешний долг Греции средств. Первоначально рынки положительно отреагировали на эту договоренность, и акции банков заметно пошли вверх, а основные фондовые индексы во всем мире в этот день выросли на 2-5%.

Для восстановления экономики Греции потребуется, как минимум, поколение. Однако обещания предложить страхование задолженности стран-участниц Еврозоны и в большем объеме привлекать государственные и частные инвестиции в Еврозону следует приветствовать. Однако президент Франции Николя Саркози, возможно, невольно пророчески охарактеризовал соглашение как «авторитетный, амбициозный и всеобъемлющий ответ на кризис в Греции».

Дело в том, что хотя от цифры €1 триллион слегка захватывает дух, ее только-только хватит на то, чтобы снять озабоченность именно долгом Греции, но отнюдь не более широкой склонностью к ошибкам наиболее уязвимых экономик Еврозоны. Безусловно, этой суммы недостаточно, чтобы предотвратить дефолт Италии или Испании — объем одного только рынка облигаций Италии составляет €2-3 триллиона. При этом, фигурирующая в СМИ цифра $1 триллион на поддержку стала результатом планов ЕС, используя оставшиеся в EFSF €250 млрд. в качестве рычага, в четыре-пять раз увеличить объем имеющихся средств за счет страхования долга и других механизмов. На практике эта стратегия может и не дать на выходе такую впечатляющую цифру.

В более долгосрочной перспективе лидеры ЕС пообещали более жестко следить за соблюдением согласованных лимитов дефицитов годовых бюджетов и суммарной задолженности относительно ВВП. Это может иметь далеко идущие последствия, независимо от того, будет ли сдержано обещание. Ограничения эти были разработаны перед вводом в оборот евро, но выполнение их не обеспечивалось. Пока неизвестно, достаточно ли у Европы политической воли, чтобы обеспечить их соблюдение на этот раз. Даже на волне хороших новостей 27-го октября ЕС прогнозирует, что в 2020 году греческий долг будет составлять 120% ВВП. Таким образом, готовы ли будут другие члены Еврозоны согласиться с одним лимитом задолженности для себя и другим — для Греции?

С другой стороны, лидеры ЕС согласны с тем, что более жесткий бюджетный контроль потребует более глубокой финансовой интеграции и создания органа, наблюдающего за соблюдением бюджетов и вооруженного реальными полномочиями. Такая гармонизация подведет нас на один шаг ближе к федеральной структуре, к европейскому сверхгосударству. Бояться этой перспективы или приветствовать ее — зависит исключительно от точки зрения. Результатом станет новый виток напряженности между федералистскими государствами и более скептически настроенными странами. При этом ряд стран окажется где-то посреди этих двух лагерей. Вряд ли в такое сложное время ЕС нужны подобные нагрузки и напряженности.