Назад

Мощь поднимающегося Востока

Решение ЦБ Бразилии понизить свою главную процентную ставку с 12% до 11,5%, принятое 20-го октября, рассматривают как новое подтверждение замедления глобальной экономики. Аргумент звучит следующим образом: если на одном из крупнейших формирующихся рынках мира озабочены снижением темпов роста, промышленно развитым странам нужно взять это на заметку. Действительно, по скорректированным прогнозам, ВВП Бразилии должен вырасти в текущем году лишь на 3,5%, что значительно уступает прошлогодним 7,5%. Отчасти это объясняется трудностями на ключевых экспортных рынках страны, но также и тем, что более высокому прошлогоднему результату способствовал рост добычи нефти.

В этой точке зрения — немало правды, однако многие аналитики в своем безудержном пессимизме упускают из виду более широкую картину. В Бразилии ставку процента понизили после пяти успешных повышений, и шаг этот был вызван желанием ЦБ установить контроль над экономикой, чтобы ослабить инфляционное давление. Очевидно, что Бразилия опасается замедления темпов экономического роста и сейчас предпочла отвлечься от предполагаемого зла — инфляции — чтобы присоединиться к борьбе западного полушария против четырех «опричников» экономического апокалипсиса: спада, стагфляции, безработицы и утери доверия.

Однако не мешает задуматься над тем, почему именно инфляция сохраняется на таком высоком уровне в стольких странах. В Бразилии цены в первые восемь месяцев 2011 года поднялись на 7,3%, и рост цен продолжает беспокоить банкиров, политиков и потребителей. У каждой страны имеются собственные, внутренние объяснения инфляции: от высоких затрат на энергию в Великобритании до воздействия нефтяного бума в Гане. И все же главный фактор, лежащий в основе глобальной, в отличие от национальной, инфляции — это продолжение роста цен на сырье в странах юга и юго-востока Азии.

В Индии и Китае, на которые в совокупности приходится около 40% населения планеты, темпы экономического роста также «потеряли» примерно два процента, однако, по историческим меркам, их экономики продолжают показывать очень хорошие результаты. И рост этот требует все больших объемов нефти, железной руды, бокситов и иного сырья, поскольку промышленной революции сопутствует потребительский бум, по крайней мере, для среднего класса.

Возможно, наиболее примечательной характеристикой сохраняющегося прочного положения их экономик является угольная промышленность. В угольном секторе Китая и Индии заняты сотни тысяч людей, причем в обеих странах угольная промышленность действует в условиях жесткого контроля государства за ценами. При этом увеличение спроса вкупе с некоторым снижением регулирования привели к росту импорта в эти страны из Индонезии, Австралии, Южной Африки. Вскоре к ним присоединится увеличивающий добычу Мозамбик. Китай  добывает 3,24 миллиарда тонн угля в год, в три с лишним раза больше, чем США. При этом он вынужден ввозить уголь. Факт этот говорит о том, что мировая экономика переживает период беспрецедентного спроса на промышленное сырье, как следствие стремительного экономического роста в двух наиболее населенных странах мира.

Тот факт, что Европа, Япония и Северная Америка обеспокоены возможным вторым витком экономического спада ровно в тот же самый период времени, самым красноречивым образом демонстрирует, как меняется баланс мировой экономической мощи. Инфляция остается проблемой, но, судя по всему, недостаточной для того, чтобы Дели и Пекин всерьез над ней задумывались.