Назад

Заявление Андрея Бородина

Не могу не ответить на появившиеся в последнее время в СМИ очередные заявления о моих «преступных деяниях». Вновь, ссылаясь на анонимные источники в МВД РФ, осуществляются попытки представить ситуацию так, что Следственный Департамент, который, по всей видимости, ведет предварительное следствие, обвиняет меня в том, что «практически все кредиты выдавались кипрским оффшорным компаниям», а «вместо $63 млн., которые фигурировали в деле ранее», мне и моим коллегам «может быть (?!) инкриминирована неправомерная выдача ничем не обеспеченных кредитов более чем на $6 млрд.» (Коммерсант, 29.08.2011).

Законодательством Российской Федерации четко установлено, что разглашение данных предварительного расследования в СМИ или иным сторонам возможно только с согласия следователя. Однако, необоснованные, но серьезные обвинения, которые по закону не подлежат разглашению, постоянно циркулируют в прессе без какой-либо реакции, опровержения или официального комментария со стороны следственной группы. Меня это очень беспокоит. Безусловно, это приводит всех нас в замешательство, потому что как состав «преступлений», так и потенциальные обвинения меняются каждую неделю, а на самом деле власти до сих пор не сделали никаких официальных обвинений – если бы они это сделали, по крайней мере, у меня была бы возможность опровергнуть их документально.

При этом показательно время появления новых обвинений. Не прошло и недели с того времени, как мною был поставлен вопрос о непоступлении 103 млрд. руб. в бюджет г. Москвы  денежных средств, уплаченных государственным банком ВТБ за ранее принадлежавшие городу акции Банка Москвы. Этому, как мы все помним, предшествовала крупнейшая в истории России операция «спасения» под управлением ВТБ, спасения банка, которым он не владел. «Пакет спасательных мер», запрошенный у государства, был почти в три раза больше той «дыры» в балансе «БМ», о нахождении которой ранее заявлял ВТБ. Несмотря на размер государственной помощи спасение не накладывает никаких требований в отношении акционеров банка Банка Москвы.

Так кто стремится повредить моей репутации, чтобы отвлечь внимание общественности от реальных злоупотреблений, и, возможно, преступлений, совершенных в процессе осуществления политического решения о смене акционеров «Банка Москвы» и установлении государственного контроля над ним? Кто обладает такой силой и кому это может быть нужно? Мэру Москвы? Президенту ВТБ или даже министру финансов России, который также является председателем Наблюдательного совета Центробанка?

Рассматриваю всю эту клевету, угрозы и голословные утверждения как очередную попытку запугать меня и заставить замолчать. Но я не буду хранить молчание, так как знаю, что обвинения против меня ложны и делаются для того, чтобы продолжать незаконное преследование в отношении меня.