Назад

Заявление Михаила Доломанова, адвоката Андрея Бородина

Согласно официально опубликованной информации, город Москва ещё в феврале текущего года продолжал являться акционером Банка Москвы и контролировал, с учетом находившихся в собственности города акций ОАО «Столичная страховая группа», 62,06% акций Банка Москвы.

В феврале состоялась приватизация вышеуказанных акций Банка Москвы и Столичной страховой группы. Сумма денежных средств, полученная бюджетом города Москвы от приватизации этих дорогостоящих активов, неизвестна, но хорошо известно следующее.

Если бы, согласно закону, эти акции были приватизированы путем проведения публичных торгов, то сумма, вырученная от продажи акций Банка Москвы и Столичной страховой группы, подлежала бы перечислению в бюджет города Москвы незамедлительно и в полном объеме.

Однако кому-то потребовалось вместо публичных торгов приватизировать принадлежавшие городу Москве акции по сомнительной схеме, которая и сегодня вызывает неприятие у юристов, экономистов, финансистов и даже государственных деятелей.

Схема состояла в следующем. Принадлежавшие городу Москве пакеты акций Банка Москвы и Столичной страховой группы были внесены в уставный капитал ОАО «Центральная топливная компания» в феврале текущего года. С этого момента город Москва утратил право собственности на акции Банка Москвы, а получил взамен лишь дополнительно выпущенные акции ОАО «Центральная топливная компания», которым и без того владел на 100%.

Формально стоимость этой эмиссии составила около 90 млрд. рублей, но, по замыслу авторов схемы, казна за акции Банка Москвы не получала ни копейки.

И это при том, что акции Банка Москвы активно торговались на биржах. Биржевые торги с акциями банка проводились на ММВБ и на РТС. Расчеты показывают, что акции Банка Москвы были внесены в уставный капитал ОАО «Центральная топливная компания» по цене примерно на 20% ниже их биржевых котировок.

Следующий шаг схемы состоял в том, что ОАО «Центральная топливная компания», всего несколько дней являвшееся собственником акций, ранее принадлежавших Правительству Москвы, продало эти же самые акции Банку ВТБ за 103 млрд. рублей. При этом, по некоторым данным, деньги были уплачены на расчетный счет предусмотрительно открытый ОАО «Центральная топливная компания» в Банке ВТБ. Если это действительно так, то 103 млрд. руб. продолжали оставаться на корреспондентском счете Банка ВТБ и после проведения оплаты за акции.

Кроме того, из приведенных цифр следует, что цена реализации акций Банку ВТБ на 13 млрд. рублей превысила цену, в которую за несколько дней до этого были оценены те же самые акции, когда они принадлежали Правительству Москвы. Но и эта цена значительно ниже, чем цена, рассчитанная по биржевым котировкам.

Какую же сумму денег получила Москва, утратив право собственности на пакеты акций Банка Москвы и Столичной страховой группы? Если Банк ВТБ действительно уплатил 103 млрд. рублей за эти акции, то почему они не поступили в казну Москвы? И где эти деньги?

У господина Бородина есть серьезные причины добиваться недвусмысленного ответа на эти вопросы. Ведь зачисление этих средств в бюджет Москвы будет бесспорном доказательством того, что город намного больше получил от владения акциями Банка Москвы, чем инвестировал в этот банк. Поступление 103 млрд. рублей в бюджет города поможет остановить потоки грязных инсинуаций в отношении деятельности господина Бородина на посту Президента Банка Москвы, покажет всю абсурдность выдвигаемых против него обвинений.

Когда в конце апреля Бородину стало понятно, что деньги бюджету никто возвращать не спешит, он сообщил об этой проблеме четвертой власти – прессе, и отдал мне поручение о направлении соответствующего заявления Генеральному прокурору.

Публичное заявление Бородина дало незамедлительный эффект. Всего через несколько дней наши доблестные правоохранители приняли решение о его заочном аресте. Ещё одна оперативная реакция правоохранительных органов состояла в том, что, как мне стало известно, в отношении лично меня решался вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 306 «Заведомо ложный донос».

Никаких других решительных шагов в связи со вскрытыми господином Бородиным фактами со стороны правоохранителей, несмотря на мои неоднократные заявления в прокуратуру, пока не видно.

Такая нерасторопность дает возможность разрабатывать новые схемы прокрутки бюджетных средств. Придумывать легенды о том, что указанные средства будут возвращены бюджету города через дивиденды и через некие загадочные корпоративные процедуры. Рассказывать, как хорошо городу от того, что за принадлежавшее Москве имущество в казну деньги не уплачены. Вещать о том, что во всем виноват Бородин, при котором Банк Москвы был одним из главных доноров бюджета города, а не реципиентом ЦБ и АСВ. Плести басни о коварных кредиторах, которые разом перестали выполнять свои обязательства, как только Бородин был отстранен от руководства банком.

Каждое новое заявление Бородина о судьбе причитающихся бюджету денег порождает новый выхлоп клеветы о бывшем Президенте Банка Москвы.

Правда, официальные представители Правительства Москвы подтверждали прессе, что деньги в бюджет города пока не поступили. Будем ждать?