Назад

ФРС объявляет вотум недоверия перспективам восстановления американской экономики!

На текущей неделе Федеральная резервная система США объявила, что намеревается удерживать официальную процентную ставку, целевую ставку по федеральным фондам, на уровне, близком к нулю, как минимум до середины 2013 года. В официальном заявлении прозвучало следующее: «В целях содействия восстановлению экономики, обеспечения того, чтобы инфляция, в динамике по времени, находилась на уровне, соответствующем ее мандату, Комитет принял сегодня решение сохранять целевой диапазон ставки по федеральным фондам в коридоре 0-0,25%. В настоящее время Комитет предполагает, что экономическая конъюнктура, включая низкие темпы использования ресурсов и пониженный среднесрочный прогноз по инфляции, по всей вероятности, будет оправдывать исключительно низкие уровни ставки по федеральным фондам, по крайней мере, до середины 2013 года».

О чем они там, хотелось бы знать, думали, когда делали это заявление? По-видимому, хотели заверить инвесторов, что в течение длительного периода времени будут продолжать обеспечивать дешевую ликвидность? При этом, какими бы благими намерениями в ФРС ни руководствовались, заявлением этим, судя по всему, они лишь подтвердили, насколько, по их собственному мнению, больна экономика!

Как я уже отмечал прежде, кейнсианский принцип роста дефицита государственного бюджета по мере замедления экономики, с целью подтолкнуть и возобновить рост, за последние 4 года со всей очевидностью не работал — ни в США, ни в Великобритании, ни в Еврозоне. Исходная проблема в этих странах заключалась и продолжает заключаться в том, что национальные расходы превышают доходы, причем повсеместно — на уровне физлиц, предприятий, правительств. Разумеется, низкие процентные ставки продолжают поощрять расходы — в этом их смысл.

Чтобы решение было устойчивым, жизнеспособным, все в этих странах должны начать тратить меньше, или, если выражаться точнее, тратить меньший, чем прежде, процент своих доходов. И к этому нас подталкивали бы более высокие — а не более низкие — процентные ставки.

Разумеется, если вы бедны, обременены значительным по объему долгом, с трудом сводите концы с концами, тогда любой рост процентных ставок практически полностью отражается в снижении потребления — сбережений никаких не делается в любом случае, так что вопрос просто заключается в том, как разделить свой доход и заимствованные средства между различными точками, поэтому рост процентных выплат означает уменьшение расходов на другие товары и услуги. С другой стороны, если у вас есть сбережения, будь то в форме облигаций, счетов в банке или пенсий, тогда рост процентных ставок, по всей видимости, не полностью «перельется» в потребление — вы и так уже сберегаете, поэтому, возможно, будете сберегать еще больше, когда ваш доход вырастет. Это неравенство предельной склонности тратить — как реакция на рост процентных ставок — вело бы к снижению общего спроса в экономике.

Именно поэтому для решения фундаментальной проблемы задолженности нужны более высокие темпы роста — с тем, чтобы норма сбережений могла расти, не сопровождаясь падением совокупного спроса. Головоломка, с которой столкнулись те, кто формируют политику, заключается в том, как стимулировать такой рост, одновременно поощряя рост нормы сбережений. Низкие процентные ставки результата не дали. Крупный дефицит госсектора тоже не сработал. Девальвация валюты дала ограниченные результаты, но при этом она может быть эффективна лишь в какой-то одной валютной зоне за счет другой.

Одно из возможных решений — кредитовать тех, чьи расходы будут генерировать рост, т.е. мелкие и средние предприятия с избыточным спросом на их продукцию, которые не способны финансировать собственное расширение, необходимое для удовлетворения этого избыточного спроса. Это те самые люди, которых банки подвели — несмотря на увещевания со стороны различных правительств, что, дескать, надо давать кредиты таким предпринимателям. Сдерживающим моментом для банков стали неприятие рисков и необходимость восстановления собственных балансов. Так или иначе, представляется необходимым вынужденный возврат к кредитованию, однако при этом неясно, кто должен его организовать и обеспечить реализацию. Словом, очередной пример того, как действующие в условиях свободного рынка банки самостоятельно видят лишь соотношение между риском и доходом, а не общественную полезность увеличения объемов кредитования.

Еще одно решение — чтобы государства с профицитом увеличили расходы на приобретение товаров, производимых в государствах с дефицитом, но организовать это, разумеется, «дефицитным» государствам не дано!

Сразу же после принятия решения ФРС Тодд Харрисон, известный автор странички Market Watch в Wall Street Journal, написал статью ‘The Second Side of the Financial Storm’ («Вторая сторона финансовой бури»). Завершалась статья следующим образом: «Снижение долга и отказ от — и формирование чувства вины в отношении — материального потребления продолжат то, что началось в 2008 году. Задача будет не только в том, чтобы делать больше с меньшими ресурсами, а в том, чтобы делать меньше… находя при этом пути к счастью, не связанные с деньгами».

Остается вопрос: у кого из американских политиков хватит пороха сказать об этом 25 процентам 16-19-летних американцев, не имеющих работы? Особенно после недавних новостей из Великобритании, где бузотеры на улицах нередко заявляют, что взяли в прицел «богатых» и систему, которая, по их мнению, оставила их без необходимых профессиональных навыков и надежды на благоустроенное будущее.