Назад

Вам нужен мой совет?

Если мы оглянемся назад на начало 2011 года, то увидим что Банк Москвы превосходил большинство своих конкурентов по показателям экономической  эффективности. Он имел международный инвестиционный рейтинг и солидную базу акционеров, среди которых были такие ведущие международные банки как Credit Suisse. Банк Москвы представлял собой эффективный коммерческий негосударственный банк с прозрачными процедурами корпоративного управления, кредитования и управления. Банк Москвы был устойчивым, прибыльным и стабильным банком международного уровня, стоимость брэнда  которого составляла почти 1 миллиард USD. Именно поэтому, до захвата моего банка коммандос из ВТБ, идея оказания Банку Москвы финансовой помощи представлялась полной нелепостью.

В связи с сообщением прессы о запросе ВТБ госпомощи в астрономическом размере мне вдруг вспомнилась история 12-летней давности, когда Банк Москвы перед кризисом 1998г осуществлял приобретение контрольного пакета акций «Мосбизнесбанка». Переговоры об этом я начал в марте 1998г., и мы не собирались торопиться, т.к. относительно качества кредитного портфеля «Мосбизнеса» было достаточно много вопросов. С другой стороны, нашему банку критически не хватало разветвленной сети и широкой клиентской базы крупного (7 место по размеру активов) федерального банка, каким и был «Мосбизнесбанк», в советское время часть системы Госбанка СССР. В августе мы были где-то на полпути к сделке, когда «незаметно» подкрался дефолт Правительства РФ. А дальше все стало развиваться по принципу и со скоростью цепной реакции. Убытки банковского сектора стали расти, клиенты забирать деньги, ликвидность исчезла в считанные дни. И лишь смена руководства ЦБ смогла отчасти разрядить ситуацию и запустить вновь систему расчетов в стране. В нашем же случае вместо спокойной сделки по объединению двух банков Банку Москвы пришлось выступить санатором «Мосбизнеса». Причем Центробанк предоставил нам кредит на санацию под 60% вместо положенных 15%. В моей профессиональной деятельности это было наверное самое тяжелое время, приходилось вытаскивать сразу два банка. Очевидно, знай мы наперед, что Россия в очередной раз пойдет своим путем и объявит дефолт по своим обязательствам в национальной валюте, что, как известно, в мире рациональной экономики невозможно по определению, Банк Москвы в действовал бы иначе в области приобретения финансовых активов. Но, сказав «А» и сделав соответствующий шаг, ты не можешь и не имеешь права заявлять через какое-то время о том, что хочешь развернуть сделку, тебе тяжело или сложно и тд. Таковы правила ведения бизнеса. Другой вариант решения проблемы — уход с позиции первого лица банка с признанием своего просчета. В 1998г. приобретение «Мосбизнесбанка» стало не лучшей сделкой для Банка Москвы. Но мы понимали даже в самое тяжелое время, что другого пути кроме как ежедневно находить выходы  из практически безвыходных ситуаций у нас нет, это — наш профессиональный долг и ответственность перед клиентами и акционерами. И даже когда Центробанк под давлением МВФ (кстати, в ЦБ до сих пор есть туалетная комната имени Мишеля Камдессю — тогдашнего директора МВФ)отозвал у «Мосбизнесбанка» лицензию, чем грубо нарушил соглашение с Банком Москвы, у нас не опустились руки, а сил хватило на то, чтобы провести 48 часов практически без сна, занимаясь расчисткой завала, вызванного решением регулятора. При этом мы не обращались за финансовой помощью к федеральным или московским властям, хотя и имели на это полное моральное право в связи с форс-мажором, выразившимся в разрыве Центробанком соглашения с Банком Москвы о санации «Мосбизнесбанка». А через какое-то время ситуация стала улучшаться. И в экономике, и в банковском секторе. Спустя всего три года наши инвестиции в историю под названием «Мосбизнесбанк» полностью окупились. Хотя работа по возврату кредитов давалась непросто. Приходилось иметь дело с откровенными уголовниками, мошенниками, бизнесменами, связанными с высокопоставленными коррумпированными чиновниками в Москве и регионах.

К чему я это рассказываю сегодня, спустя 12 лет? Давайте вернемся к тому, с чего начали. Запрос ВТБ о финансовой помощи государства в размере то ли 150, то ли 250 млрд. рублей. Получается, что каждый гражданин страны должен послать от одной тысячи ста рублей до одной тысячи восьмисот в пользу топ-менеджеров госбанка.

Повторюсь еще раз. На мой взгляд, Банк Москвы не нуждается в принципе в средствах господдержки, чтобы ни говорили государственные рейдеры.

Если же эффективным менеджерам из ВТБ и вправду кажется, что какой-то из кредитов отклоняется от стандартов, то я бы посоветовал им пойти в архив Банка Москвы, поднять документы 12-летней давности, прочитать, а дальше просто работать, как мы в свое время. От проблем в одночасье и следа не останется. Готов помочь советом…